crazy_koha (crazy_koha) wrote,
crazy_koha
crazy_koha

Category:

Внучка деда Мороза

Прибираю в компьютере. Нашла старую сказку. Написана была в 2012, после утренника в Детском доме. Наивная она до невозможности, но в новогодний период, наверное, - можно. Немного подредактировала и решила ее в Заповедник сказок zapovednik_2005 отправить, вдруг пригодится! Там как раз принимают новогодние сказки и картинки!

Заповедник Сказок

Внучка деда Мороза.

«Рыжая! Мелкая! В деда Мороза верит! Да нет никакого деда Мороза! Это Степан Василич был! Тебе за такие шуточки точно попадет!» Двое мальчишек лет двенадцати дразнили в коридоре интерната худенькую девчушку лет восьми. Личико девочки раскраснелось, она сердито выкрикивала своим обидчикам в ответ: «Есть! Есть, я знаю!! Я точно знаю.»
Наконец, не выдержав атаки и не желая показать слез, развернулась и побежала по лестнице вниз, во двор, навстречу холодному ветру и вьюге. Баба Катя, сидевшая на вахте только рукой успела махнуть ей вслед. И только забежав за веранду, стоя чуть не по колено в снегу, Инга позволила себе расплакаться.


***

Новогоднего утренника Инга ждала целых два месяца. В ноябре, когда на землю выпал первый снег, они с подружками Танюшей и Ладой заговорили о чудесах. Ну а каких же чудес ждут дети, всю свою жизнь проживающие без родителей… Вслух девочки говорили о куклах Барби, походах в кино, поездках на каникулы на экскурсии. Но втайне каждая, конечно же, ждала, что найдутся взрослые люди, которые станут им настоящими друзьями, и кого они - кто знает, смогут когда-нибудь назвать простыми, чудесными, до боли недоступными словами: мама и папа. Про себя мечтали, а вслух не говорили. Знали, что очень редко из детских домов забирают детей в таком возрасте. Кому не повезло вырваться из этого мира, будучи малышом, тому не приходится рассчитывать на чудо. Но чудеса - они такие. В них веришь, какими бы невероятными они не казались.
Вот и Инга мечтала о родителях. Маму она представляла стройной и темноволосой, как Лив Тайлер из сказки про хоббита – они смотрели, а папу – высоким, светловолосым, с бородой и голубыми смеющимися глазами.
«Кто может исполнить любое желание – так это Дед Мороз» – вздыхали девчонки. Да только ведь где его найдешь. На утренниках Деда Мороза изображают переодетые воспитатели, а то и того хуже - воспитательницы. Они, конечно, стараются, но заветных желаний исполнить не смогут, как ни проси. А определить, настоящий ли дед Мороз легко. Стоит лишь подергать за бороду. Если борода легко отодвинется от подбородка – все ясно, подделка налицо. А вот если останется на месте – значит, повезло, настоящий Дед Мороз неведомо как добрался до нашего Интерната. Да только, как же до этой бороды дотянешься…
С того ноябрьского вечера Инга стала с нетерпением ждать новогоднего утренника. А вдруг повезет и удастся загадать желание настоящему Деду Морозу!

***

Инга проснулась, но глаз не открывала. На соседних кроватях мирно сопели Лада и Танюша. В коридоре прозвучали и вскоре утихли шаги кого-то из взрослых. За окном завывала зимняя вьюга и слабо дзенькал о стекло отошедший от стены провод. Все эти привычные утренние зимние звуки убеждали поспать еще немного. Но тут Инга вспомнила – Новый год! Сегодня вечером будет новогодний утренник, придет Дед Мороз! Сегодня у нее есть пусть крохотный – но шанс все изменить в жизни! Раскрыв глаза и больше не дожидаясь побудки, Инга отправилась умываться. Возвратившись из умывальной, тщательно расчесала свои рыжие, слегка вьющиеся волосы, а затем подошла к шкафу, открыла его и ладошкой погладила подол длинного клетчатого бордового платья.
Инге очень повезло с этим платьем: оно приехало в гуманитарной посылке из шведской школы. Свен, один из учителей, приезжавший погостить в Ингин детский дом в прошлом году, предложил родителям своих учеников собрать такую посылку и сам привез ее ребятам на смешном зеленом микроавтобусе с нарисованными крокодилами. В коробках было много красивой одежды, из которой выросли шведские дети. Вещи вкусно пахли стиральным порошком, а еще от них веяло чем-то таинственным, заграничным, счастливым. А на бордовое платье и вовсе заглядывались все девчонки, до того оно было непохожим на то, что покупали им. Сначала платье хотели отдать соседке и подруге Инги, Танюше, но той оно оказалось маловато, и Танюша сама предложила передать его Инге. Инга берегла платье и часто думала о девочке, которая носила это платье до нее. Как ее звали? Берта или как там еще могут звать шведских девочек... У нее, наверняка были любящие мама и папа, и свой дом… Еще Инга немного верила, что платье поможет ей встретить настоящего Деда мороза.

***

И вот, настал вечер. Все жители детского дома собрались в спортивном зале. Нарядные воспитатели привычно шикали на тех, кто слишком громко выражал свои восторги. В центре зала стояла украшенная шарами, мишурой и поделками малышей высоченная ёлка.
Директриса Эмилия Генриховна начала что-то торжественно вещать ребятам. Но Инга едва ли слушала, она ждала своего настоящего Деда Мороза. В нарядном клетчатом платье, с красными ленточками в волосах, которые вплела добрая воспитательница Марина, она напоминала худенького рождественского эльфа. Вот оттанцевали танец снежинок первоклашки, вот уже Снегурочка, ужасно похожая на Марину стала призывать детей дружно позвать Дедушку Мороза. Инга кричала очень старательно. Ее сердце замирало от восторга, сейчас может получиться, сейчас должно получиться!! Наконец, зажглись гирлянды на ёлке, а откуда-то из-за дверей раздался мужской громкий голос: "Иду, внученька, иду, ребятки!" «Как будто бы меня внученькой назвал» - подумала Инга. И тут Дед Мороз, в красной шубе, подпоясанной кушаком, в валенках, с огромным серебристым мешком и посохом вошел в зал. "Борода похожа на настоящую" – думала Инга: "Но проверить не помешает. Не могу я свое желание доверить абы кому!"
Дед Мороз начал играть с детьми в обычные дедморозовские игры: пытался "заморозить" ребят рукавицей, пробегая по кругу, кидался тугими снежками из синтепона, приглашал малышей рассказывать стихи. Инга тоже приготовила стих про кошек из книжки Даниила Хармса, которую нашла в детдомовской библиотеке. Когда стесняющиеся девчонки и ребята смущенно стали подталкивать друг друга к Деду Морозу, не желая первыми читать стихи, Инга вздохнула и шагнула вперед.

"Однажды по дорожке
Я шел к себе домой, - начала она громким, тонким голосом:
Смотрю и вижу кошки
Сидят ко мне спиной.
Я крикнул: "Эй вы, кошки!"

И тут, не закончив стиха и предложения, Инга шагнула очень близко к присевшему перед ней на корточки Деду Морозу и довольно сильно дернула его за бороду.
Дед Мороз кивнул головой – борода была настоящая и потянула его голову вниз вслед за Ингиной рукой. Инга еще успела увидеть его недоуменное и слегка обиженное лицо, и в следующую секунду почувствовала, как сильная рука директрисы, стоявшей тут же, схватила ее за плечо, и поворотила к выходу, и услышала громкий смех детей. Инга так испугалась своего поступка и реакции окружающих, что не сопротивлялась сильной женщине, решительно ведущей ее прочь из зала; прочь от настоящего Деда Мороза, которому она так и не успела прошептать свое желание.

***

И вот теперь, сбежав от мальчишек, которые довели ее до слез после происшествия на празднике, Инга плакала, стоя за кирпичной верандой. Ее горе сейчас было столь же отчаянным, как и ее прежняя надежда. Ну конечно, как же она могла не сообразить. Роль Деда Мороза на вечере сыграл руководитель их самодеятельного театра – Степан Васильевич. Да, у, него была самая настоящая окладистая борода и громкий голос, совсем как у волшебника-Деда Мороза. И, то ли он был действительно хорошим актером, да и грим наложил правильно; то ли девочка так надеялась на чудо, что не заметила знакомых черт, но она не узнала вблизи знакомого воспитателя. А Деда Мороза – нет, нет, нет и быть не может. Так же как не может быть родителей у девочки, восемь лет, прожившей сиротой в детском доме. Слезы катились и катились бесконечными прозрачными шариками и падали на воротник клетчатого платья. Инга совсем замерзла, снег обжигал ноги сквозь тонкую ткань колготок, но она не решалась вернуться в тепло. Как же все теперь будут смеяться над ней! И как жить дальше, зная, что заветная мечта не сбудется. Лучше остаться здесь и совсем замерзнуть.

***

Две фигуры - мужская и женская вышли из парадного подъезда Детского дома и направились к воротам. Проходя мимо веранды, женщина заметила девочку и потянула мужчину за рукав. Люди заметили девочку и поспешили к ней. О какой ужас, это был Степан Васильевич, а с ним – какая-то незнакомая женщина.
"Так вот ты где? Пойдем скорее в дом, ты же совсем озябла" – громко воскликнул Степан Васильевич. Инга втянула голову в плечи и помотала головой. Как же, пойдешь: взрослые наругают, ребята задразнят. Однако Степан Васильевич ласково, но решительно обнял девочку за плечи и повел к зданию детского дома. Женщина шла рядом и улыбалась по-доброму, но казалась испуганной. Инга с опущенной головой вошла в дверь, которую придержал для нее Степан Васильевич.
«Нашли?! Ну ты даешь, воспаление легких заработать хотела?» - проворчала вахтерша баба Катя. «Воспитатели будут спрашивать - скажите все в порядке. Мы будем у меня в театральной» - кивнул ей Степан Васильевич.
Громкое название «Театральная» носила небольшая каморка на втором этаже детского дома. Здесь Степан Васильевич собирался со старшими ребятами и готовил вместе с ними спектакли к праздникам. Для малышей же это место было окружено тайной. Комната очень манило к себе Ингу и других ребят: сквозь дверную щелочку можно было разглядеть маски, парики и шляпы, и старые театральные плакаты на стенах. И вот впервые она оказалась внутри чудесной каморки. Степан Васильевич сразу же укутал Ингу каким-то ярко-бордовым бархатным плащом и включил старенький электрический чайник. «Присаживайтесь, дамы!» улыбаясь проговорил он. И дамы, то есть, Инга и незнакомая женщина, которая по-прежнему почти ничего не говорила, только как-то странно смотрела на Ингу, присели на две древние табуретки у маленького деревянного столика.
Сначала Степан Васильевич ни о чем не расспрашивал Ингу, а просто подливал ей чаю, пододвигал поближе вазочку с твердющим печеньем, отпускал всякие смешные замечания. И лишь когда Инга совсем согрелась и расслабилась, задал тот вопрос, на который Инга очень не хотела отвечать: «Ну и зачем ты, моя красавица, мне бороду оторвать хотела?»
Инга почувствовала, как тут же запылали ее щеки, и мир перед глазами вдруг стал расплывчатым от набежавших слез. Она глубоко вздохнула и… сама того не желая, всхлипывая и икая, вдруг начала рассказывать все с самого начала. И про разговор с девочками, и про свое ожидание праздника и тайную надежду встретить настоящего Деда Мороза, чтобы ему прошептать на ухо желание. Обо всем рассказала Инга: то ли горячий чай после мороза так подействовал, то ли участие и внимание взрослых людей. Только про свое самое горячее и тайное желание она все же умолчала.
«Ну и вот» - дрожащим голосом закончила Инга. «Я была уверена, что Дед Мороз – настоящий, но нужно было проверить, прежде чем мое желание загадывать. У настоящего Деда Мороза – и борода настоящая. А оказалось – это вы. Извините.»
Степан Васильевич помедлил, затем странно хмыкнул и зачем-то полез в свой большой старый дипломат, стоявший на одном из стульев. «Знаешь, Инга» - сказал он. Ты совершенно права. У настоящего Деда Мороза – настоящая борода. Это признак верный. И я – самый настоящий дед Мороз.
Инга недоверчиво посмотрела на воспитателя. Нашелся Дед Мороз! Она помнила Степана Васильевича с тех пор как попала в этот Детский дом четырехлетней малышкой, после Дома Ребенка. Он был где-то рядом всегда: и летом, и зимой, круглый год, только в отпуск иногда выходил. Этакий добрый дух их Детского Дома. При звуке его голоса как-то само собой поднималось настроение. И даже самые строгие и вредные воспитательницы начинали при нем вести себя с детьми немного по-другому и улыбаться. Мужчина ходил в самой обычной одежде, вел театральный кружок, учил ребят петь, правильно вести себя на сцене, не бояться зрителей. Спектакли получались замечательными, но чтобы Степан Васильевич и был Дедом Морозом –нет, в это поверить было нельзя, пусть не притворяется.
«А хочешь, я тебе и паспорт покажу?» - спросил Степан Васильевич. Вот смотри – он протянул Инге маленькую книжечку в коричневой потертой обложке (вот, оказывается, что в чемодане-то своем искал). «Видишь: фамилия – Мороз, имя-отчество Степан Васильевич, и фотография моя.»
С фотографии действительно смотрело знакомое лицо. Правда на фото Степан Васильевич выглядел помоложе и его борода была не такой длинной.
«Не молод я уже, Ингуша. Вот и получается, я - дед Мороз. Старшие-то ребята, кто в кружке у меня занимаются все это знают и за глаза – только так меня и величают. Правда, внучки у меня нет. А что же ты думаешь, мне бездельничать все остальное время года, кроме новогодних праздников? Вот, устроился к вам работать. Детей я люблю… А раз уж я настоящий – можешь мне свое заветное желание поведать.»
Инга не могла поверить своим ушам. Значит не зря мечталось и верилось? Степан Васильевич улыбался по-доброму, смотрел внимательно. Как будто не шутит!
Потрясенная тем, что она с настоящим дедом Морозом чай распивает, Инга совсем низко опустила голову, поколебалась немного и, наконец, сказала: «Я хочу, чтобы у меня были родители». Девочка смотрела как деревянную поверхность стола, не смея поднять голову, иначе бы она заметила, что у незнакомой красивой женщины на глазах слезы. Да и у Степана Васильевича почему-то губы задрожали.
Что же, слушай дальше, красавица – покашляв, сказал Степан Васильевич. Вот это – моя единственная дочь, Илона Степановна. Ее муж, Иван, сейчас в командировке за Полярным кругом. Ученый он, эколог. Своих малышей Илоне и Ивану Бог не дал, и они решили усыновить ребенка из Детского дома. Давно они уже меня расспрашивали, как им девочку или мальчика из Детского дома удочерить или усыновить.
Я все отнекивался – слишком большая это ответственность, а Илона мне сама все девочкой кажется. С родными детьми всегда так…
Только они оба упрямые, своего добилась. Курсы приемных родителей прошли. Все документы подготовили. А потом в Интернете нашли твои данные, и поняли, что очень хотят, чтобы ты с ними жила.
Вообще-то они собирались впервые придти после Рождества уже, вместе, с тобой знакомиться. Иван-то в отъезде пока. Но Илона вот не выдержала и сегодня пришла впервые на тебя взглянуть, пользуясь тем, что я работаю в детском доме. Так что знакомьтесь, общайтесь. И дальше уж тебе решать. Между нами: неволить тебя никто не будет.
***
Вы когда-нибудь испытывали переход от отчаяния к безумной надежде? Это как на качелях пролететь над пропастью. И все звуки вдруг начинают звучать иначе, и краски становятся ярче.
Много часов проговорили в ту ночь Илона и Инга.
Инга пропустили приглашение за праздничный стол, танцы, просмотр новогодних фильмов и даже спать вовремя не легла. Дед Мороз выгородил перед воспитателями.
У Илоны в холодильнике замерзали селедка под шубой и салаты, заветривалась вареная картошка на плите. И муж Иван никак не мог ей дозвониться ни на домашний телефон, ни на сотовый, и очень переживал, и потом немного ругался.
Только все равно это был, наверное, самый счастливый праздник нового года у обеих: и у Инги и у Илоны.
А дед Мороз пошел домой и рассказал своей жене, маме Илоны, Елене Станиславовне Мороз, что у них, кажется, появилась внучка. «А помнишь, тридцать лет назад, когда мы только познакомились, ты смеялась  что мой дедушка – дед Мороз, да и я дедом Морозом стану. Вот, сегодня я им и стал, вроде бы.»
Tags: сказки
Subscribe

  • (no subject)

    Арто чуток путает слова. -Вон бабушка полетела! -Бабочка? -Да, бабущка! *** Видит электромашину, стоящую на подзарядке: "У машины кончилось бельё!"…

  • (no subject)

    Внезапно я подсела на песни Монеточки, прямо слушаю и не могу остановиться. Кто-то в комментариях к её интервью у Дудя написал, что она - внебрачная…

  • (no subject)

    Ещё слова Арто: Полотенцие Пакитан (капитан) Когда просыпается просит завтрак всегда такими словами: "Мама, можно мне мюсли, молоко, тарелку и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments